События города, новости Казани, обзор интернет-прессы

Конкурсная программа: от высокой поэзии до прозы жизни

13 сентября 2007
Конкурсная программа: от высокой поэзии до прозы жизни

Сегодня станут известны победители III Международного фестиваля мусульманского кино «Золотой Минбар». Среди тех, кто поздравит новоиспеченных лауреатов, — специально приглашенные на церемонию закрытия фестиваля звезды кинематографа Евгений Миронов, Ия Нинидзе и Айдан Шенер.

До вчерашнего дня члены жюри «Минбара» категорически отказывались общаться с прессой: не положено. Остается только гадать, какие именно фильмы из сорока девяти, заявленных в конкурсную программу, произвели на них впечатление.

Но, на мой взгляд, одной из лучших на фестивале была антивоенная драма Ясмины Жбанич «Грбавица» (Австрия — Босния и Герцеговина -Германия — Хорватия), которая уже завоевала «Золотого медведя» на Берлинском кинофестивале. Эта малобюджетная картина рассказывает о последствиях войны в Боснии на примере трагической судьбы мусульманки. Кстати, в переводе «грбавица» — горбатая женщина. Свой символический горб, мрачную тайну, мусульманка Эсма скрывает от дочери: девочка родилась против воли матери как плод систематических изнасилований в лагере. А дочь думает, что ее отец был боснийским шахидом, погибшим на войне. Но однажды тайное становится явным...

Лирический фильм Насера Хамира «Баба Азиз» (Швейцария — Германия — Тунис — Франция — Венгрия — Иран — Великобритания) тоже может смело претендовать на победу. Он совершенно не политизирован, воспринимается как притча о вере. Зритель видит, как маленькая девочка Иштар и ее дед, слепой дервиш баба Азиз, бредут по пустыне на встречу дервишей, которая происходит каждые тридцать лет.

Точного места встречи не знает никто — все бредут, «доверяя сердцу». «Мы потеряемся!» — боится маленькая Иштар. «У кого есть вера, тот никогда не потеряется», — успокаивает ее баба Азиз. Пока они пересекают безграничное пространство пустыни по обжигающим пескам, встречаются с другими путниками. Драмы этих людей (кто-то отправился на поиски любимой, кто-то — чтобы отомстить обидчику) гармонично вплетаются в сюжетную канву этого потрясающе красивого фильма. Финал его печален, но это светлая печаль: баба Азиз, оставляя внучку на попечение своего нового друга, остается в пустыне умирать, называя смерть «свадьбой с вечностью»...

Если фильм «Баба Азиз» можно назвать высокой поэзией кинематографа, то российскую киноленту «Одиннадцать писем к Богу» Акима Салбиева — прозой поэта. Сюжет этого фильма излишне сентиментален: среди неблагополучных мальчишек, живущих в интернате в горах Осетии, есть один блондин-тихоня, который каждый вечер пишет письма Богу. Шумные и нервные педагоги-взрослые называют его ангелом... Параллельно истории с письмами, наивный текст которых звучит за кадром, в фильме разворачивается еще одна история. Про то, как директор интерната всеми правдами и неправдами, стремясь уберечь здание интерната от сноса, идет на уловку: сообщает чиновникам, что в этом здании останавливался Пушкин...

«Поездка в Зигзигленд» (США — Палестина) Николь Балливьян может претендовать на несколько номинаций «Золотого Минбара». В этом фильме кажутся безупречными и режиссура, и сценарий, основанный на реальных событиях, и игра исполнителя главной роли Башара — актера Башара Дааса. Зигзигленд — это выдуманная Башаром страна. Он — актер, родился в Палестине, мечтает выступать на Бродвее и поэтому приезжает в США. Но на всех кастингах ему (из-за колоритной внешности) предлагают роли террористов. Башар отказывается играть террористов, а чтобы свести концы с концами, работает водителем такси. Всем своим пассажирам он говорит, что приехал из Зигзигленда. Это спокойнее, чем признаваться, что он из Палестины.

Фильм Николь Балливьян — не столько о борьбе за существование арабских эмигрантов в Америке, сколько о психологии людей, о стереотипах в обществе и... о порядочности. В финале картины перед Башаром стоит выбор: или отвезти тысячу долларов в департамент и продлить свою рабочую визу в США, или оплатить операцию другу, который внезапно попал в больницу. Башар помогает другу и, распрощавшись с мечтами о Бродвее, возвращается в Палестину.

Среди короткометражных фильмов неплохие шансы на успех у экспериментальной картины Салавата Юзеева «121», впечатляющей сюрреалистическим сюжетом: в ленте с живыми журналистами встречаются давно ушедшие в мир иной Габдулла Тукай, Фатих Амирхан, Александр Пушкин...

А среди неигровых картин особняком стоит снимавшаяся около года в Ираке, Кувейте и США документальная история «Теряя Ахмада» — о семилетнем жителе Багдада Ахмаде Шерифе. Возвращаясь из школы домой, он лишился зрения и правой руки в результате взрыва американской бомбы. Четверо американцев, пересекших кувейтско-иракскую границу, увозят Ахмада с собой в Нью-Йорк, чтобы оказать ему квалифицированную медицинскую помощь. Но по дороге гуманитарная миссия превращается в грязный бизнес: благотворители ссорятся, каждый пытается приписать историю помощи Ахмаду себе. Бедный мальчик, на которого трудно смотреть без содрогания, невольно становится героем имиджевой политики взрослых...

Айсылу Кадырова, «Вечерняя Казань»


Другие новости раздела


23 октября 2020 г.
Поиск
 

Например «»

Сервисы

 


Обратная связь
Разделы